«Невидимый ужас Восточной Пруссии»

Роза Шанина родилась в 1925 году. Родом была из Архангельской области. В 14-лет, решив учиться, наперекор воле родителей она ушла из дому и, прошагав 200 километров по тайге до железной дороги, приехала в Архангельск. Поступила в педагогический техникум. А когда началась война, пошла в военкомат проситься на фронт. Отказали: ей было всего 16 лет.

Роза вступила в отряд Всеобуча, но не проходило недели, чтобы не зашла она в военкомат. Снова и снова, испробовав, казалось, уже все методы: и убеждения, и уговоры, и слёзы, доказывала, что место её только на фронте.

В военкомате, поразившись её настойчивости, наконец сдались и направили Розу в Центральную женскую снайперскую школу в Москву.

Вскоре она закончила учёбу и получила направление на фронт.

Первый выстрел Розы прозвучал 5 апреля 1944 года юго-восточнее Витебска. Он был точен. А через месяц на её счету было уже 17 уничтоженных фашистов. За храбрость и боевые заслуги её наградили орденом Славы 3-й степени.

В июне 1944 г. Шанина принимала участие в операции «Багратион» по освобождению Белоруссии под Витебском, участвовала в боях под Вильнюсом.

В печати то и дело появлялись портреты Розы Шаниной и рассказы о её невероятной смелости поступках.

Осенью 1944 г. войска 3-го Белорусского фронта приступили к освобождению Восточной Пруссии. Р. Шанина, воевавшая в составе 707-го стрелкового полка, и ее взвод продолжали выслеживать и уничтожать вражеских солдат. За мужество и героизм была в том же году награждена орденам Славы II и I степени и медалью «За отвагу».

Сколько всего ей удалось уничтожить нацистов, сказать трудно. Подтвержденных уничтоженных вражеских солдат и офицеров на счету Шаниной записано 59. В действительности это число значительно больше. Американские и канадские газеты, писавшие о Розе Шаниной, называли ее «невидимым ужасом Восточной Пруссии».

...30 января 1945 года редактору газеты 5-й армии «Уничтожим врага!» П. Молчанову сообщили, что Роза тяжело ранена в бою. Рана оказалась смертельной. Когда он добрался до госпиталя, Розу уже похоронили. Среди её личных вещей лежал фронтовой дневник — 3 толстые записные книжки.

8 августа. Я недавно ушла в самоволку. Случайно отстала от роты на переправе. И не стала искать её. Добрые люди сказали, что из тыла отлучаться на передний край не есть преступление. А я знала, что наша учебная рота не пойдёт в наступление, а поплетётся сзади. Мне же нужно быть на передовой, увидеть своими глазами, какая она, настоящая война. И потом, как было искать свою роту? Кругом, по лесам и болотам, шатались немцы. Одной ходить опасно. Я и пошла за батальоном, который направлялся на передовую, и в этот же день побывала в бою. Рядом со мной гибли люди. Я стреляла, и удачно. А после 3-х взяла в плен... здоровых таких фашистов.

Я счастлива! Хотя за самоволку меня отчитали, даже получила комсомольское взыскание — поставили на вид.

Из письма к П. Молчанову.

31 августа 1944 года. Слава богу, наконец мы снова в бою. Все ходили на передовую. Счёт увеличивается. У меня самый большой — 42 убитых гитлеровца, у Екимовой — 28, у Николаевой — 24.

Из письма к П. Молчанову.

18 октября. Атаки. Наконец-то пересекли германскую границу. Наступаем на немецкой территории. Пленные. Убитые. Раненые. Атаковали дот. Взяли ещё 27 пленных: 14 офицеров. Крепко сопротивлялись. Иду «домой», в свой взвод.

Из дневника Р. Е. Шаниной.

7 ноября. Опять была на передовой. А в это время, оказывается, приезжал фоторепортёр из Москвы. Генерал вызывал меня, а я неизвестно где. Сегодня встретила Генерала, и он отругал меня.

Получила письмо из Архангельска. Земляки видели в журнале мой портрет и пишут, что гордятся моими подвигами. Но меня слишком переоценили. Я делаю лишь то, что обязан делать каждый советский воин. Ордена Славы для меня — это слишком много [Прим.: Роза Шанина первой из девушек, сражавшихся в войсках 3-го Белорусского фронта, была удостоена орденов Славы 3-й и 2-й степени].

Из дневника Р. Е. Шаниной.

24 января 1945 года. Давно не писала, было некогда. Двое суток шли ужасные бои. Гитлеровцы заполнили траншеи и защищаются осатанело. Из-за сильного огня приходится ездить в самоходках, но стрелять удается редко. Невозможно высунуться из люка.

Последняя запись в дневнике Р. Е. Шаниной.

Источник: Снайперы. — М.: Молодая гвардия, 1976. https://mikle1.livejournal.com...

Ганс Рудель: что стало с самым знаменитым лётчиком Третьего рейха

Ганс-Ульрих Рудель был самым прославленным фашистским летчиком, настоящей гордостью нацистской Германии. Летал на бомбардировщике Ю-87. Немцы называли такие боевые машины «Юнкерсами». Рудель был самым результативным бойцом Люфтваффе, за что был удостоен наивысшей награды Третьего Рейха – Рыцарского креста (полный бант с бриллиантами, мечами и дубовыми листьями).

Помимо этого знака отличия Ганс-Ульрих был награжден Золотой медалью за доблесть, которая являлась на момент Второй мировой наивысшей наградой Венгрии.

В послужном списке этого летчика так много наград, что превзойти его смог только рейхсмаршал Герман Геринг. Руделя называли «Орлом Востока».

Биография

Родился летчик в 1916-ом в силезском городке Конрадшвальдау (сейчас это территория Польши). Еще в школьные годы серьезно увлекался спортом, что не шло на пользу его учебе. По окончании средней школы сразу же пошел учиться на пилота Люфтваффе. Затем был призван в армию. За время службы совершил 2,5 тысячи боевых вылетов и уничтожил более 2-х тысяч единиц техники. В этом списке числятся бронепоезда, танки, артиллерийские орудия, самолеты, 2 крейсера, линкор, а также 2 моста.

Основную часть вылетов Рудель совершил на Юнкерсе. После определенного количества вылетов летчик настоял, чтобы в самолете были установлены 2 пушки 37-го калибра. Это сделало его боевую машину крайне эффективной для уничтожения такой тяжелой техники, как, например, танки или бронированные штурмовики. После этого Юнкерсы стали называть Kanonenvogel, что в переводе с немецкого означает «птичка с пушкой». В последний год войны Рудель летал на одномоторном истребителе Фокке-Вульф FW-190.

Особые достижения Руделя

Фашистский летчик уничтожил 9 советских самолетов. Есть версия, что на одном из сбитых им истребителей летал прославленный герой войны Лев Шестаков, погибший в воздушном бою. Сам Рудель тоже бывал неоднократно сбит (в общей сложности 32 раза), но ему всякий раз удавалось выбраться живым из горящего самолета и снова вернуться в строй.

Во время одного из вылетов Ганс-Ульрих был сбит зенитным орудием, и ему при этом оторвало ногу. Во избежание гангрены еще часть ноги ему пришлось ампутировать. Даже лишившись конечности, Рудель продолжал летать и показывать высокие результаты.

Важнейшим его достижением стало уничтожение советского линкора «Марат». Одна из бомб его Юнкерса попала как раз в носовую башню корабля, в результате чего произошел мощный взрыв. «Марат» был затоплен. Взрыв и погружение в воду линкора заснял хвостовой стрелок Руделя, когда самолет выходил из пикирования. Это произошло в сентябре 1941-го.

После войны

После поражения Третьего Рейха многие фашисты скрывались за границей, зачастую - в странах третьего мира. В 1948-ом Ганс-Ульрих Рудель тоже предпочел эмигрировать. Он уехал в Аргентину, а чуть позднее – в Швейцарию. Последние годы жизни провел в баварском городе Розенгейме, где и умер.

Рудель был ярым национал-социалистом. Даже после поражения Германии остался верен своим политическим взглядам и никогда не подвергал сомнению авторитет Гитлера. Несмотря на свое боевое фашистское прошлое, бывший «Орел Востока» достаточно активно участвовал в политической жизни Германии в мирное время. Однажды даже баллотировался в Бундестаг как кандидат от ультраконсервативной партии, но неудачно.

В начале 50-х Рудель издавал политические памфлеты, в которых яростно выступал против разоружения Германии и высказывал горячее желание дальше сражаться с большевизмом. Его взгляды ни на йоту не изменились даже после разоблачения всех преступлений нацистской Германии и процессов против фашистов в Нюрнберге. В гитлеровскую идею «завоевания жизненного пространства для великой немецкой нации» он верил до последнего своего дня.

Битва со шведами: как князь Александр Ярославич стал Невским

х/ф Александр Невский

15 июля 1240 года состоялась одна из самых известных и таинственных битв в российской истории. Там, где теперь стоит Петербург, где река Ижора впадает в Неву, отряд под командованием молодого князя Александра Ярославича напал на шведский лагерь и обратил врага в бегство. Спустя несколько веков и битва, и сам князь стали именоваться Невскими.

Крестовый поход на Русь

Ещё 24 ноября 1232 года папа Римский Григорий IX издал буллу, в которой призывал рыцарей Ливонии «защитить новое насаждение христианской веры против неверных русских».

Через несколько месяцев, в феврале 1233, он прямо назвал русских врагами. В XIII веке Рим пытался привести в лоно католической церкви те племена Прибалтики и Финляндии, что ещё пребывали в язычестве. Христианизация шла как с помощью проповеди, так и меча.

Вместе с приходом веры в жизни финнов появлялись определенные ограничения, их права ущемлялись, ведь не только души, но и их земли нужны были Церкви. Племена, уже крещённые, бунтовали, а некрещенные активно боролись. И в этом их поддерживали русские – потому Папа и призывал защищать от православных «насаждение христианской веры».

Собственно на Русь крестовый поход никто не объявлял: главной целью рыцарей были то ли тавасты, то ли племя емь. Но земли суми, еми, других племён были в сфере интересов Новгорода, и вообще все стороны регулярно грабили друг друга, отчего столкновение католиков с новгородцами было неизбежно. Правда, в середине 1230-х послания Папы остались без внимания: ливонцам было не до Руси.

Шведы в Новгородской земле

Вторично с призывом о крестовом походе против финских племён Папа обратился к шведам 9 декабря 1237 года. Шведы откликнулись и 7 июня 1238 года договорились с датчанами и рыцарями Тевтонского ордена о нападении на Русь. Они планировали выступить одновременно двумя армиями: шведы (с норвежцами, сумью и емью) на севере – на Ладогу, тевтонцы и датчане – на Псков. Однако в 1239-м по каким-то причинам марш-бросок не состоялся, и лишь летом 1240 года шведы появились на Неве. Расположившись лагерем в устье реки Ижоры они, очевидно, ждали новостей от союзников, не желая начинать боевые действия, чтобы не навлечь на себя основной удар русского войска. И в ожидании они мирно торговали с местными племенами или миссионерствовали. Так начинался крестовый поход шведов на Русь, закончившийся Невской битвой.

Небесное воинство

Вторжение шведов позже стало толковаться в свете борьбы православия и католицизма. И воины князя Александра из защитников Родины превратились в защитников всей православной веры. Потому в Житии Александра Невского появилась легенда о крещёном язычнике Пелугии, который первым увидел приближение шведов и благодаря которому новгородский князь смог оперативно прибыть к их лагерю.

Но кроме шведов Пелугий, муж благочестивый, увидел ещё одно воинство – небесное, возглавляемое князьями Борисом и Глебом. «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру», - с такими словами, если верить Пелугию, обратился к брату князь Борис.

«Не в силе Бог»

Молодой князь Александр, которому к 15 июля 1240 было всего двадцать лет, будто бы сразу почувствовал значимость будущей битвы и обратился к войску не как защитник Новгорода, но именно как защитник православия: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: "Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя Господа Бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо». На святое дело – постоять за веру – и отправился отряд новгородцев, суздальцев и ладожан. Причём, видимо, зная о готовящемся нападении с запада на Изборск и Псков, Александр спешил расправиться со шведами малыми силами и даже не стал посылать во Владимир за подкреплением.

Внезапная атака

Очевидно, гонец, доставивший в Новгород весть о шведах, несколько преувеличил их численность. Предполагая столкнуться с противником, превосходящим его по силам, Александр поставил на внезапную атаку. Для этого, пройдя за несколько дней более 150 верст, русские отдохнули на некотором расстоянии от шведского лагеря, а ночью с 14 на 15 июля, ведомые проводниками из местных, вышли к устью Ижоры. И в 6 часов утра напали на спавших шведов. Фактор внезапности сработал, но не полностью: в лагере поднялась неразбериха, шведы бросились к кораблям. Однако опытные воины под командованием смелого воеводы смогли остановить их бегство и началась тяжёлая битва, длившаяся несколько часов.

Герои битвы

Русские, ведомые святыми Борисом и Глебом, сражались храбро. В Житии Александра Невского говорится о шести героях битвы. Некоторые историки скептически высказываются об их «подвигах». Но, возможно, таким образом, через описание подвигов, были изложены события самой битвы. Поначалу, когда русские теснили шведов к лодкам, Гаврило Олексич пытался убить шведского королевича и, преследуя его, на коне ворвался по сходням на палубу. Был оттуда скинут в реку, но чудесным образом спасся и продолжал биться. Значит, шведы выдержали первую атаку русских.

Затем завязалось несколько локальных сражений: новгородец Сбыслав Якунович бесстрашно бился топором, княжеский ловчий Яков нападал на полк с мечом, новгородец Меша (очевидно, вместе со своим отрядом) потопил три корабля. Перелом в битве произошёл, когда дружинник Сава ворвался в златоверхий шатёр и повалил его. Моральное превосходство оказалось на стороне наших войск, шведы, отчаянно защищаясь, стали отходить. Об этом свидетельствует шестой подвиг – слуги Александра по имени Ратмир, погибшего «от многих ран».

Исход

Победа осталась за православным войском. Похоронив убитых, которых, по свидетельству новгородской летописи, набралось «корабля два», шведы отплыли восвояси. Новгородцев же в битве пало всего «20 мужь с ладожаны». Среди них летописец особо выделяет: Костянтина Луготиньца, Гюряту Пинещинича, Намѣстю и Дрочила Нездылова, сына кожевника.

Так, Александр Ярославич обезопасил от нападения север Новгородской земли и теперь мог сосредоточиться на обороне Изборска. Однако, вернувшись в Новгород, он оказался в центре очередных политических интриг и был вынужден покинуть город. Через год его упросили вернуться. И в 1242 году он возглавил русское войско в ещё одной знаменитой битве, вошедшей в историю как Ледовое побоище.

Картина дня

))}
Loading...
наверх