БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

26 808 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вениамин Мельников
    Сталин историческая личность.«За русский народ...
  • Елена Смирнова
    даже и не знаю, что сказать! сложное было время, и конечно ужасное, не дай Бог никому такое пережить!!!Какие чеченцы отк...
  • Александр Штам
    ПОЗОР горбатому ! Мудак27 октября 1962 г...

Мaйнила: casus belli?

Мaйнила: casus belli?

Скоро исполняется 80 лет со дня начала Советско-финской войны, больше известной как Зимняя война. Началась она инцидентом возле затерянного в глухой карельской тайге деревушке Майнила. Предлагаемая статья историка Олега Киселева написана 5 лет назад, к 75-ти летнему юбилею. Тем не менее, на мой взгляд она остается актуальной и сегодня, поскольку очень большое количество пользователей сети или совсем ничего не знает о тех, далеких уже от нас событий, или знает весьма противоречивую информацию.

Для меня Зимняя война имеет некоторое личное отношение: в той войне погиб дед моей жены - младший командир 662-го стрелкового полка 163-й стрелковой дивизии 9 армии Ушаков Дмитрий Алексеевич. Судьба его была поистине трагична. 

По происхождению из оренбургских казаков, в станице имел прозвище "Сатана", говорят в драке был лютый и первый в колхозе сел за рычаги трактора, за это и прозвали. Был призван в армию в 1939 году, когда мой тесть еще не родился. 

Вместе с дивизией прошел от границы до п. Суомуссалми в Карелии, принимал участие в сражении за этот поселок, вместе со своими боевыми товарищами попал в окружение, сумел из него выйти с остатками дивизии. После переформирования и отдыха снова попал на передовую и погиб в бою, не дожив двое суток до конца войны, 11 марта 1940 года.

 

Сына своего так и не увидел, тесть родиля 1 марта 1940 года. Вплоть до 2011 года в семье считался пропавшим без вести. До того момента пока я по базам данных нашел и номер дивизии, и номер полка, и точную дату гибели. 

Эта статья - своебразная дань памяти ему и всем погибшим в той "незнаменитой" войне советским воинам.

                                                                                                        Алексей Т.Опер

Вчера исполнилось 75 лет т.н. «майнильскому инциденту», который по каким-то непонятным мне причинам многие считают формальным поводом к началу «Зимней войны». «Кое-кто на западе…», а ладно, практически все на западе начиная с 1939 года искренне уверенны, что майнильский инцидент – дело рук СССР, в СССР же с тех же пор считали (за редким исключением) что это событие – результат действий финских военных. Но СССР больше нет уже как 20 с лишним лет, в связи с чем отношение к инциденту на территории нашей необъятной начало стремительно меняться едва ли еще не до распада СССР.

Первым о причастности СССР к событиям в Майниле у нас в стране открыто высказался Хрущев в своих мемуарах, опубликованных (как удивительно!) на западе. Правда, очень невнятно. Якобы маршал Кулик рассказывал во время войны Хрущеву как он ездил организовывать обстрел финской территории. Кулик к моменту публикации мемуаров давно уже покинул этот бренный мир и подтвердить или опровергнуть слова Хрущева не мог.

С развалом СССР большинству тех, кто брал на себя труд писать что-то о «зимней войне» стало окончательно и бесповоротно ясно, что Майнила – дело рук сталинских провокаторов, фабриковавших повод для того, чтобы развязать войну против Финляндии. Таким образом, уже к середине 1990-х версия о том, что Майнила – провокация СССР с целью создать casus belli для нападения на Финляндию, практически перешла в категорию «все знают что...», а людей, сомневающихся в этом, по умолчанию считали упертыми махровыми сталинистами (ну, чего уж там, в основном так и было).

И лишь одно маленькое «но» портило практически сложившийся сценарий начала советской агрессии против маленькой Финляндии: ровным счетом никаких доказательств причастности советской стороны к майнильскому обстрелу не было и до сих пор нет. Это печальное обстоятельство заставляло искать разного рода аргументы в пользу вины СССР, а то и просто подтасовывать их. Интересующимся темой хорошо известен, например, эпизод с запиской Жданова, в которой слово «рация» необыкновенным усилием воли финского историка О. Маннинена превратилось в слово «расстрел».

В общем и целом вопрос шаткости «доказательной базы» советской вины в майнильском инциденте хотя и несколько эксцентрично («рукопожатные историки, геи и демократические журналисты», да…), но в целом вполне убедительно рассмотрен ув. френдом zdrager (кому интересно – смотрите на моей странице все 6 частей его расследования. Алексей Т.Опер).

 

Значит ли все вышесказанное, что Финляндия обстреляла Майнилу? Отнюдь. Все вышесказанное означает, что аргументы из серии «Обстрелял СССР, потому что Финляндия провела расследование и доказала, что она не стреляла», мягко говоря, несостоятельны.

Если оставить за рамками откровенно нелепые попытки «натянуть сову на глобус» со стороны наших отечественных историков или таковыми себя считающих, то можно отметить в качестве аргументации в пользу советской вины апеллирование к бытовой логике. Так еще в 1990 году сотрудник нашего славного МИД А.Г. Донгаров в «Военно-историческом журнале» отписал по поводу Майнилы следующее: «Никаких документальных данных, свидетельствующих о том, что выстрелы прозвучали по советскую сторону границы, у историков пока нет. Однако в таких случаях древние советовали задаваться вопросом: «Кому выгодно?» Ясно, что не Финляндии…» (Донгаров А.Г.. Предъявлялся ли Финляндии ультиматум?//Военно-исторический журнал, 1990, №3, с. 43)

И не могу сказать, что это не работает. Чего уж там, сравнительно долго и мне этот «аргумент» казался вполне себе годным. Ну а что? Финнам же действительно такая провокация была совершенно ни к чему.

Версию о том, что Финляндия сама «кушать не могла» как хотела напасть на СССР я принять не могу из-за большого числа внутренних противоречий в ней. Наверное, одним из наиболее последовательных проводников этой версии является журналист из Первоуральска А.В. Гусев (с его последней версией на тему «Зачем Финляндия спровоцировала "Зимнюю войну"» вы можете познакомиться здесь). Я много спорил с Анатолием на эту тему, но, увы, совершенно бесполезно: Анатолий мои аргументы просто не воспринимает по какой-то причине, моему пониманию не доступной. При всей, казалось бы, логичности его построений меня лично сильно смущает то, что Анатолий с упорством, достойным лучшего применения, игнорирует факты, не ложащиеся в его версию событий, и слишком уж избирательно пользуется данными иностранных авторов. Ну, грубо говоря, если в статье какого-нибудь условного Суомалайнена есть две цифры, одна из которых под версию Анатолия подходит, а другая нет, Анатолий не заморачивается и вторую просто игнорирует. Даже после довольно «толстых» намеков на это обстоятельство.

Да, Финляндия, как ни крути и сколько не говори о её демократичности и какой-то там невероятной миролюбивости, была откровенно враждебным СССР государством, которое за два десятилетия до «зимней войны» активно пыталась «урезать» будущий СССР на Карелию, то дипломатическими усилиями, а то и банальной интервенцией, когда замаскированной под помощь «братьям-карелам», а когда и прямой. Но нападать в одно лицо осенью 1939 года на СССР, когда практически все её потенциальные союзники были заняты войной друг с другом (да-да, я знаю, что она была «странная»)…

Тем более, если принимать желание Финляндии напасть как аргумент в пользу финского следа в Майниле, то подобное желание СССР нужно принимать за аргумент и в пользу советского следа. Поскольку можно сколько угодно рассуждать о экономической невозможности Финляндии содержать отмобилизованную армию и т.д., для СССР на сегодняшний момент существует куда более полный набор «улик», указывающих не только на желание напасть, но и на конкретные шаги, предпринимаемые в этом направлении (о том, как СССР готовился к войне я отпишусь в ближайшее время).

Ладно, не будем расползаться мыслью по древу, условно примем то, что Финляндия не собиралась нападать на СССР в 1939 году за аксиому. Не согласные могут аргументы приводить в комментах, тут речь пойдет не об этом.

Итак, если финнам такая провокация была ни к чему, то, следовательно, она была нужна СССР. Так? Вроде бы да. Но тут всплывает вопрос: а зачем?

Версия 1 (она же наиболее распространенная):

СССР нужен был повод напасть на Финляндию, поэтому он организовал майнильский инцидент.

В этой связи очень любят проводить параллели Майнилы с т.н. «гляйвицким инцидентом», ставшим поводом к нападению Германии на Польшу. Замечательно! Давайте, действительно, сравним.

В 20.00 31 августа группа переодетых в польскую форму СС-овцец ворвалась на радиостанцию в городке Гляйвиц, связала и закрыла в подвале нескольких служащих и передала в эфир что-то там на польском языке. Затем по станции раскидали трупы в польской форме, инсценировав нападение поляков. На следующее утро германские войска перешли границу. Война началась.

А вот что произошло после майнильской «провокации». Молотов в тот же день вызывает финского посланника Ирие-Коскинена и вручает ему ноту протеста, в которой, помимо прочего, указано, что: «Советское правительство не намерено раздувать этот возмутительный акт нападения со стороны частей финляндской армии, может быть, плохо управляемых финляндским командованием. Но оно хотело бы, чтобы такие возмутительные факты впредь не имели места».

Э-э-э-э…. в чем смысл «провокации», если советское руководство в тот же день сообщает, что не намеренно раздувать этот «возмутительный акт»? Более того, на следующий день вместо начала советского наступления выходит газета «Известия» с текстом ноты, сделав её достоянием широкой общественности. Ну и как потом объявлять майнильский инцидент причиной агрессии, если сам же сообщил всем желающим, что не намерен раздувать его?

Версия 2. (гораздо менее популярная, но тоже имеющая место быть)

СССР с помощью провокации хотел заставить финнов отвести войска, чтобы без противодействия вторгнуться в Финляндию.

Тут имеется ввиду требование советской стороны из упомянутой выше ноты отвести финские войска на 20-25 км от границы. Чудесно! Вот представьте себя на месте командования РККА. Вы ставите перед войсками задачу «в кратчайший срок разгромить противостоящие сухопутные войска и военно-морской флот противника» (Оперативная директива наркома обороны командующему войсками ЛВО №0205/оп, ноябрь 1939 года). Не захватить территорию, а именно разгромить войска противника. Стали бы вы с помощью провокаций заставлять противника вывести войска из-под первого удара? Ну чтобы первый, внезапный и наиболее эффективный удар пришелся бы в пустоту? Чтобы артиллерия отработала не по войскам прикрытия противника, а по… да не по чему! В чем сакральный смысл такого действа? Дать противнику сутки на подготовку после советского вторжения?

Версия 3. (очень редкая, но куда более логичная, чем обе предыдущие вместе взятые)

СССР искал повод для денонсирования договора о ненападении.

Действительно, именно Майнила запустила дипломатическую переписку, приведшую к денонсации Советским Союзом договора о ненападении. Но возникает вопрос: если «провокация» задумывалась с этой целью, почему СССР не сделал этого сразу после инцидента, а дал финнам возможность свести на «нет» все приложенные усилия. Ну вот согласились бы финны на отвод войск, вместо того, чтобы предлагать действительно нелепую альтернативу, вроде обоюдного отвода? Или хотя бы повели себя более дипломатично? Что тогда делать?

Других вменяемых версий о том, зачем СССР могла понадобиться майнильская провокация, я припомнить не могу. Если у вас есть – подкиньте.

Какой из всего этого вывод? У меня лично такой: никакой выгоды ни одной из сторон майнильская «провокация» не давала, никакого практического смысла в ней не было, и рассматривать её как формальный повод к началу «зимней войны» нет никаких оснований. Майнила, безусловно, стала отправной точкой для острейшего дипломатического конфликта, ставшего прологом «зимней войны», поэтому я и считаю, что «версия №3» все же имеет право на существование, хотя и является в моих глазах все же довольно сомнительной по описанным выше причинам. И всегда ли «после» равнозначно «вследствие»… Тем более, что уже после Майнилы на советско-финской границе имели место инциденты с применением оружия. Например, вечером 28 ноября имел место конфликт между нашими и финскими пограничниками на севере, в районе между полуостровами рыбачий и Средний. В результате были взяты в плен два финских пограничника. По советской версии, пять финнов напали на пограничный наряд, погранцы отошли, а вышедшая с заставы группа отбросила финнов за границу, взяв в плен двоих нападавших. По финской – русские напали на домик, где грелся финский наряд. В тот же день в районе Видлицы, по советским данным, финская артиллерия двумя снарядами обстреляла советскую территорию, после чего имела место попытка перехода финского отряда на советскую территорию. К счастью, на этот раз обошлось без жертв. Но эти эпизоды в качестве casus belli отчего-то никому не интересны, хотя именно они стали формальным поводом к разрыву дипотношений.

Мaйнила: casus belli?

Но что тогда это было, возникает резонный вопрос? Ведь было же что-то в Майниле, об этом единодушно свидетельствуют обе стороны. Да в принципе все что угодно! С обеих сторон границы стояли войска, нервы у всех взвинчены, инциденты происходили регулярно. Что означал обстрел финскими погранцами собственной делегации в октябре? Ничего. Вполне возможно, не случись войны, инцидент расследовали бы и все выяснили. В конце концов, уже во время войны, 21 февраля, советский бомбардировщик потерял ориентировку и отбомбился по шведскому поселку Паяла. Швеция заявила протест, СССР категорически отверг свою причастность (самолет, бомбивший шведскую территорию, пропал без вести - его история это вообще любопытное приключение, может расскажу как-нибудь), но через две недели все выяснилось, и 5 марта СССР признал свою вину и принес официальные извинения. В условиях войны же разбираться в том, кто действительно обстрелял район Майнилы было не нужно никому. Всех устраивала собственная версия. 

Олег Киселев

https://slon-76.livejournal.co...

Картина дня

))}
Loading...
наверх