БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

26 777 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nikolia Vovchenko
    Ну и что дальше..Хотя и так понятно.Не всем нравится смотреть"калейдоскоп",когда ,даже хоть "однажды",увидел "мозаику"Минобороны рассек...
  • Сергей Чекановский
    Вот так Сталин был готов к войне: "Правда, это категоричное утверждение о готовящейся советской агрессии опровергает ...Минобороны рассек...
  • михаил дуванов
    тебя с трусов отцовских соскоблили и мамке твоей засунули. потому такой дебилМинобороны рассек...

Как советские разведчики увели маршала Тито из-под носа у немцев и англичан

«Пурга» стала официальной радиостанцией советского посольства в Югославии

Как советские разведчики увели маршала Тито из-под носа у немцев и англичан

Верховный штаб Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) было решено перебазировать на остров Вис в Адриатическом море. Но как это сделать? Только по воздуху.

Окончание статьи «Почему Сталин так переживал из-за «Пурги».

У Тито не было самолета. Советская авиабаза находилась в Бари (Италия), и наши летчики готовы были помочь. Но уходя от карателей из Дрвара, радисту Долгову пришлось уничтожить основную аппаратуру, осталась лишь агентурная радиостанция «Север». А на ней установить связь из южной части Югославии с Москвой нереально. Тем не менее радиокудесник Долгов сделал невозможное.

«2 июня 1944 года состояние неведения наконец прекратилось, – напишет в книге «Генеральный штаб в годы войны» генерал армии Сергей Штеменко. – Мы получили радиограмму Николая Корнеева. Как он рассказал впоследствии, его помощник по радиосвязи – толковый и расторопный Долгов сумел поднять радиостанцию на вершину одной из самых больших гор и установил на ней, сколь было можно, высокую антенну. Дублируя текст, Долгов передал в Бари и в Москву просьбу выслать на Купрешко Поле самолет к 22 часам в ночь на 4 июля».

«Чтобы быть уверенным, – уточнил в беседе со мной ветеран службы спецрадиосвязи полковник Александр Никифоров, – аналогичный текст радиограммы Долгов передал Соколову в Бари непосредственно нашему радиоузлу «Гроза» и через радиостанцию англо-американской миссии в Югославии.

Но дело осложнилось тем, что в радиограмме, принятой в Бари нашим радистом Каргашиным, самолет в Купрешко Поле просили прислать к 22.00 в ночь на 4 июня, а в телеграмме английского командования, переданной Соколову, дата прибытия самолета указана на сутки позже – в ночь на 5 июня. В Бари думали, гадали: что делать, как поступить? В других бы условиях снова запросили по радио о сроке подачи самолета. Но надежной радиосвязи с «Пургой» не было».

Летчик Александр Шорников сумел ночью посадить самолет на незнакомую, необорудованную площадку среди скал

Начальник авиабазы в Бари, чтобы не ошибиться, решил послать самолет 3 июня, памятуя о том, что от англо-американского командования можно было ожидать всякого сюрприза.

Летчик Александр Шорников сумел ночью посадить самолет на незнакомую необорудованную площадку среди скал. Маршал Тито, его ближайшие соратники, генерал Корнеев и некоторые офицеры из состава советской военной миссии и Верховного штаба НОАЮ были доставлены в Бари, а через несколько дней – на остров Вис, где югославская ставка продолжила свою работу.

В сентябре 1944 года обстановка потребовала перебросить Верховный штаб в румынский город Крайова, невдалеке от границы с Югославией. Это было сделано в глубокой тайне. Даже члены англо-американской военной миссии не заметили передислокации штаба Тито у себя под носом.

Такие сложные операции успешно завершались не сами по себе. Это результат больших совместных усилий разных специалистов, в том числе радистов. А они находились не только при Тито, но и в штабах соединений в Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговине. В разное время наши разведчики-радисты работали в Италии, Албании, Греции, Румынии.

В отчете о работе авиабазы в Бари полковник Соколов 25 марта 1945 года написал: «Радиоузел со всеми поставленными задачами справился хорошо, обеспечив проведение всех операций. Нормальное проведение связи с корреспондентами проходило за счет чрезмерного перенапряжения сил радиооператоров и перегрузки аппаратуры, которые в среднем работали по 18–20 часов в сутки. Причем большая часть нагрузки падала на передачу. Радиооператоры укрывались в лесах и болотах, им постоянно мешали налеты немецкой авиации, мучили холод, голод, усталость. Нередко приходилось разворачивать связь, находясь во вражеском окружении».

В представлении к награждению разведчика-радиста Урванова подчеркивалось: «Не прекращал своей работы в любых условиях. Даже находясь в полном окружении противника, давал бесперебойную радиосвязь». А бесперебойная связь была нужна как воздух. Только на нее и приходилось надеяться. Наши отношения с союзниками – англичанами складывались не всегда гладко.

Чего стоила переброска Национального комитета Югославии с того же острова Вис на посадочную площадку Дивцы, что в 70 километрах от Белграда в октябре 1944 года. За двое суток до планируемого полета наша авиабаза дала заявку штабу балканских воздушных сил союзников и одновременно запросила советскую военную миссию (радиостанция «Пурга») о возможности приема самолетов на остров Вис.

Положительный ответ из миссии был получен. Но в день вылета советских самолетов штаб британских воздушных сил прислал сообщение: погода на острове Вис плохая, аэродром размок. Вновь запросили нашу миссию. «Пурга» подтвердила прежнее сообщение. Начальник авиабазы Соколов уведомил англичан о вылете самолетов. Союзники вновь отказались их принять.

Еще раз запросили генерала Корнеева – ответ положительный. И тогда полковник Соколов передал англичанам: «Самолеты уже вылетают и возвращаться не будут». Задание выполнили. Погода на острове Вис была просто прекрасная. А взлетно-посадочная полоса, как выяснилось, имела металлическое покрытие.

Так порой «помогали» нам союзники. И не будь постоянного радиомоста, переброска югославов значительно осложнилась бы.

Тем временем война шла своим чередом. В октябре 1944-го был освобожден Белград. Верховный штаб переехал в столицу. Рядом, в городе Панчево начал развертываться новый радиоузел «Альфа». А «Пурга» впоследствии стала официальной радиостанцией советского посольства в Югославии.

Заголовок газетной версии – «Прыжок Скорцени мимо цели».

Михаил Болтунов,
член Союза писателей России

Картина дня

))}
Loading...
наверх