БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

26 777 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nikolia Vovchenko
    Ну и что дальше..Хотя и так понятно.Не всем нравится смотреть"калейдоскоп",когда ,даже хоть "однажды",увидел "мозаику"Минобороны рассек...
  • Сергей Чекановский
    Вот так Сталин был готов к войне: "Правда, это категоричное утверждение о готовящейся советской агрессии опровергает ...Минобороны рассек...
  • михаил дуванов
    тебя с трусов отцовских соскоблили и мамке твоей засунули. потому такой дебилМинобороны рассек...

Наш человек в Варшаве. Советский офицер 10 дней спасал обреченный город

К 17 января, дню освобождения Варшавы от нацистов, Министерство обороны РФ опубликовало целый корпус интересных документов о событиях, связанных в том числе с варшавским восстанием осени 1944 г.

Но перед тем, как рассказать об архивных документах, — немного об историческом контексте. После летнего наступления на центральном участке Советско-германского фронта Красная армия вышла к реке Висле в районе Варшавы. Здесь пришлось остановиться: Висла — это 500 с лишним метров воды, которые надо было форсировать под огнём противника. Сил для этого не было. 

Наш человек в Варшаве. Советский офицер 10 дней спасал обреченный город
Варшава после освобождения от немецкой оккупации. © / Сергей Лоскутов / РИА Новости

Польская авантюра

Воспользовавшись этим, довоенное правительство Польши, которое в 1939 г. успело сбежать в Лондон, решило освободить Варшаву без русских. Силы для этого вроде бы были. Подчинявшаяся правительству в изгнании Армия Крайова (АК) летом 1944-го насчитывала до 380 тыс. бойцов. Кроме неё на территории Польши действовала прокоммунистическая Армия Людова (АЛ) силами до 60 тыс. человек и другие партизанские организации. АК с подозрением относилась к АЛ, та платила взаимностью. Но на восстание в Варшаве «подписались» все. 

Оно началось 1 августа.

Причём, как считала советская сторона, провалилось в первый же день. В одном из рассекреченных документов поручик АЛ Ганка Моравская с плохо скрываемым злорадством писала: «Не занято ни одного вокзала, не взорваны железнодорожные пути... Не заняты мосты, побережье и автострады оставлены в немецких руках. Словом, не занято ни одного пункта, имеющего стратегическое значение».

Тем не менее бои за город продолжались. 21 сентября в центре Варшавы приземлился на парашюте офицер связи штаба 1-го Белорусского фронта, капитан с позывным «Олег». В ночь с 1 на 2 октября он вышел через линию фронта к своим, после чего прошёл через обязательную в таких случаях процедуру опроса. Среди опубликованных Министерством обороны документов протокол этого опроса, пожалуй, самый интересный.

Десять дней в аду

Итак, Олег сел в центре Варшавы, в район, контролируемый дружественной АЛ. Его радист при приземлении был ранен и вскоре умер. Довольно долго люди из АЛ призывали Олега не верить людям из АК, но в его задание, видимо, входило установление связи со всеми организациями восставших. После новых предупреждений капитана отвели к «аковцам».

Те повели себя довольно странно. Убедившись, что Олег не является политическим представителем СССР, а уполномочен лишь координировать выброску с советских самолётов грузов для восставших, они на время потеряли к нему интерес. Потом попросили лишь о боеприпасах. «Продукты мы не просим, — говорили командиры АК, — так как их доставляют Англия и Америка». Но позднее его акции пошли вверх. В частности, Олег был представлен глубоко законспирированному главе АК с псевдонимом «Бор» (генерал Тадеуш Коморовский, более известный у нас как Бур-Коморовский).

По словам Олега, восстание готовилось поляками заранее, для чего в разных точках города были устроены схроны с английским оружием. После победы повстанцев в Варшаву должны были прибыть министры довоенного польского правительства Миколайчика. Для их размещения восставшие планировали в первую очередь захватить здания правительства и министерств. В этой ситуации АК и АЛ наконец-то поладили: «Первоначально в каждом районе имелись роты АЛ и АК, впоследствии АЛ и АК получили отдельные районы для обороны». Но, как известно, всё пошло не так.

«К 10. 9, — говорил на опросе Олег, — стал ясен неуспех восстания. Запасы продовольствия и вооружения стали иссякать». Ежедневно от голода и болезней в Варшаве умирали сотни людей. При этом «на базаре можно было купить всё, включая сало и хлеб, продажа шла исключительно на золото и доллары».

Воздушный мост союзников для снабжения Варшавы работал плохо. «14. 9 был организован демонстративный полёт 80 тяжёлых самолётов, которые с высоты до 4000 метров сбросили большое количество грузов (на разноцветных парашютах). Не менее 95% всех грузов попало к немцам». Советская же авиация бросала помощь с малой высоты и без парашютов. Из-за этого грузы иногда бились. По словам Олега, пропагандисты из АК «разъясняли, что разбившиеся грузы — именно советские; а те грузы, которые не разбивались, — английские, с хорошей упаковкой».

Замечал капитан в Варшаве и другие вещи. «Всё украинское население, оставшееся в городе, было вырезано или расстреляно. Силами ПКБ (Польский корпус безопасности, боевая подпольная организация АК — Ред.) также были уничтожены остатки евреев, которых не успели уничтожить немцы». Речь о тех, кто пережил восстание в Варшавском гетто, которое проходило с 19 апреля по 16 мая предыдущего 1943 г.

Кто вы, капитан Олег?

Во время опроса, текст которого занимает 13 машинописных страниц через один интервал, капитан Олег также рассказал: «В штабе генерала Монтёра (Антоний Хрусьцель, на тот момент — командир Варшавского корпуса АК — Ред.) офицеры неоднократно выражали недовольство: почему Красная армия до сих пор не наступает?» Все заверения в том, что РККА к наступлению не готова, поскольку нуждается в пополнении людьми и техникой после тяжёлых боёв лета 1944 г., поляки пропускали мимо ушей. Собственно говоря, они и в XXI в. ведут себя так же.

К концу сентября 1944 г. силы восставших в Варшаве насчитывали до 6 тыс. бойцов АК и до 2 тыс. из АЛ. Армия Людова предлагала продолжать сопротивление, но Армии Крайовой, видимо, передали из Лондона другие указания.

«Вечером 28. 9 я посетил генерала Монтёра. Как советский офицер я предложил разработать план выхода за Вислу. Я беру на себя вопрос координации действий с Красной армией для обеспечения артиллерийского прикрытия и поддержки пехоты с восточного берега для нанесения удара; имеется достаточное количество автоматов, ПТР (противотанковых ружей — Ред.) и боеприпасов к ним. Прошу разработать ваш план и сообщить его мне».

Ответа Олег так и не получил. Вечером 1 октября сочувствующий ему адъютант Монтёра капитан Богуславский предупредил советского офицера о том, что на него готовится покушение. В ту же ночь Олег ушёл из города через канализацию, переплыл Вислу и вышел к своим в районе моста Понятовского.

Документ, который «АиФ» обильно цитировал, датирован 6 октября 1944 г.

...Прыгать в восставший город на парашюте, вести переговоры с польскими генералами, представляя весь Советский Союз, переплыть октябрьскую Вислу... И всё за 10 дней! Ох, непрост был капитан Олег! К сожалению, документ, опубликованный Министерством обороны, не даёт ответа на вопрос о том, кем был этот человек, как он воевал, как сложилась его судьба после Варшавы. А ведь очень хотелось бы к 75-летию Победы узнать всю правду ещё об одном герое России!

Сергей Осипов

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх