БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

26 808 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вениамин Мельников
    Сталин историческая личность.«За русский народ...
  • Елена Смирнова
    даже и не знаю, что сказать! сложное было время, и конечно ужасное, не дай Бог никому такое пережить!!!Какие чеченцы отк...
  • Александр Штам
    ПОЗОР горбатому ! Мудак27 октября 1962 г...

Девушки, которые соблазняли и убивали нацистов

Девушки, которые соблазняли и убивали нацистов

Когда нацисты вторглись в Нидерланды в мае 1940 года, Яннетье Йоханне «Ханни» Шафт и Труус и Фредди Оверстейген было всего 19, 16 и 14 лет, соответственно.

Что касается сестёр Оверстейген, их мать, Трийн, ушла от отца много лет назад. Фредди говорит об этом так: «Однажды она заявила, что с неё хватит — мы жили на большом корабле в Харлеме, но мой отец никогда не работал и ничего не платил за баржу. Но это не был скандальный развод или что-то в этом роде — он пел французскую прощальную песню, когда мы уходили. Он любил нас, но после этого мы виделись не так уж часто».

Когда нацисты захватили город, стало рискованно скрывать евреев. Фредди признаётся: «Во время войны у нас жила еврейская пара, поэтому мы с сестрой многое знали о том, что происходит…».

Мать Труус и Фредди заставила дочерей присоединиться к ней, чтобы выполнять довольно опасную работу – публиковать и распространять антинацистскую и коммунистическую литературу по всему городу.

Вскоре до участников движения сопротивления дошли слухи, что девушки открыты к взаимодействию, и в 1941 году некий Франс ван дер Виль пришёл к ним с визитом. Фредди говорит: «Человек в шляпе подошёл к двери и попросил позвать маму, чтобы спросить у неё, разрешит ли она нам [присоединиться к сопротивлению].

Она ответила утвердительно».

По словам Фредди, мать попросила их «всегда оставаться людьми», что бы ни требовало от них сопротивление.

Труус сказала следующее о личном решении сестёр присоединиться к сопротивлению: «Такая война – это очень жестокий опыт. Однажды, катаясь на велосипеде, я увидела, как немцы собрали в кучу невинных людей, приставили их к стене и расстреляли. Я стала вынужденным свидетелем их смерти; это вызвало во мне такой огромный гнев, такое отвращение… Вы можете иметь любые политические убеждения или даже выступать против войны, но в такие моменты вы просто человек, который столкнулся с чем-то очень жестоким. Стрелять в невинных людей – это убийство. Если вы столкнётесь с чем-то подобным, вы не найдёте оправдания людям, которые предают родину, например, обменивают четырёхлетнего еврейского ребёнка на 35 гульденов. Вы выступаете против этого».

Излишне говорить, что они были готовы помогать, хотя и не совсем понимали в тот момент, что их попросят сделать. Труус заявляет: «Я думала, что мы создадим своего рода секретную армию. Человек, который пришёл к нам, сказал, что мы пройдём военную подготовку, и они действительно научили нас кое-чему. Мы обрели навыки стрельбы и научились преодолевать большие расстояния по лесистой местности. Тогда нас было семь человек — Ханни ещё не была частью группы, и мы были единственными девушками».

Действительно, поначалу из-за их возраста и пола власти уделяли им мало внимания. Таким образом, им поручили быть посыльными между членами сопротивления; также они идеально подходили для контрабанды и кражи удостоверений личности, необходимых, чтобы помочь евреям сбежать. Иногда их просили транспортировать оружие и сопровождать евреев в укрытия – как правило, детей, поскольку они не вызывали подозрений, когда шли в компании девушек. Кроме того, благодаря внешности Фредди, которая выглядела как ребёнок, особенно когда заплетала волосы в косички, её часто использовали при проведении разведывательных миссий, поскольку никто не обращал на неё внимания.

Однако ситуация обострилась из-за таких задач, как помощь в поджоге различных вражеских объектов. В таких случаях девушкам иногда поручали флиртовать с охранниками, в то время как другие члены сопротивления проскальзывали внутрь и устраивали поджоги.

В 1943 году к сёстрам присоединилась третья девушка – член их ячейки сопротивления, Ханни Шафт, которая впоследствии станет одним из самых известных членов голландского сопротивления во время Второй мировой войны, и её деятельность была отмечена смертью самого Гитлера.

Когда нацисты вторглись в страну, Ханни, которой на тот момент исполнилось 19 лет, изучала международное право в Амстердамском университете. К несчастью, её в скором времени исключат из университета из-за отказа подписать декларацию о верности Германии – что примечательно, более 3/4 остальных студентов сделали это. Учитывая её характер, она почти сразу же присоединилась к сопротивлению.

С самого начала войны, будучи закреплённой за той же ячейкой сопротивления, что Труус и Фредди, Ханни выполняла различные миссии и даже выучила немецкий язык, что сильно помогало ей в деятельности.

Естественно, Труус, Фредди и Ханни быстро подружились. Им часто поручали совместные задания, в основном уничтожение вражеских целей.

Их большим преимуществом перед мужчинами-соотечественниками был возраст и пол, что позволяло им приближаться к вражеским солдатам, не вызывая подозрений. Таким образом, девушки в конечном итоге научились обращаться с оружием и приступили, как выразилась Фредди, к «ликвидации» врага.

Что касается количества убитых ими людей – вопрос, который им часто задавали – то они никогда не раскрывали его, а привычный ответ сестёр на этот вопрос звучал так: «Вы не станете спрашивать солдата, сколько человек он убил».

Пожалуй, самый распространённый метод, который они использовали, заключался в том, чтобы начать флиртовать и убедить цель присоединиться к одной из них, чтобы прогуляться. Однажды они выследили солдата СС. Когда он зашёл в ресторан, чтобы поужинать, Труус, которая притворилась слегка пьяной, подошла к нему и завязала разговор. В какой-то момент она спросила, не хочет ли он прогуляться с ней по лесу. Немецкий солдат охотно принял её предложение.

Когда они зашли в лес, по словам Фредди, произошло следующее: «Они наткнулись на мужчину – это казалось совпадением, но на самом деле он был одним из наших – который сказал: "Девушка, ты же знаешь, что вам нельзя здесь находиться". Они извинились и направились обратно. Затем раздались выстрелы. Они уже подготовили для трупа яму, но нам не разрешили присутствовать при захоронении».

Девушки не только заманивали в смертельную ловушку ничего не подозревающих солдат противника или голландских коллаборационистов, но и порой расправлялись с ними на месте. Как однажды заявила Труус: «Я стала свидетельницей того, как голландский солдат СС отобрал ребёнка у семьи и со всей силы ударил его об стену. Отца и сестру вынудили наблюдать за этим. Они впали в истерику. Ребёнок умер… Я вытащила пистолет и застрелила солдата. На месте. Это не было заданием. Но я ни о чём не жалею».

В других случаях они просто катались на велосипедах: Труус – впереди, а Фредди – сзади, со спрятанным пистолетом. Как только они подъезжали на достаточно близкое расстояние к цели, если поблизости никого не было, Фредди доставала пистолет и стреляла. После этого Труус уезжала так быстро, как только могла. Оказавшись вне поля зрения, они снова становились парой молодых девушек, которые совершали велосипедную прогулку.

 

Иногда они преследовали цель до самого дома. Они стучались в дверь и просили о помощи. Как только солдат терял бдительность, они убивали его.

Более того, эта троица совершала подрывы и прочие диверсионные акции. Согласно сообщениям, они отказались только от одной миссии, в ходе которой им нужно было похитить троих детей рейхкомиссара и бывшего канцлера Австрии Артура Зейсса-Инкварта. Затем детей должны были обменять на ряд заключённых. Если бы немцы отказались, то детей убили бы. Трусс отказалась от миссии, заявив: «Бойцы сопротивления не убивают детей».

Что касается Ханни, то её ярко-рыжие волосы и многочисленные миссии, в которых она принимала участие, не сыграли ей на руку. Когда сам Гитлер приказал улучшить усилия по её поимке, она перекрасила волосы в чёрный цвет и сменила имя. К сожалению, её настоящее имя было случайно раскрыто нацистскому оперативнику, который работал медбратом под прикрытием. Членов семьи Ханни задержали, но когда стало ясно, что они ничего не знают о её местонахождении, их отпустили.

Тем не менее, 21 марта 1945 года нацисты добрались до неё. Ханни поймали на военном блокпосту с экземплярами коммунистической газеты De Waarheid. Её пытали в течение нескольких недель, но она так и не сломалась. Учитывая, что война была на последней стадии, она, возможно, выжила бы, если бы не её ярко-рыжие корни, которые отрасли и выдали её, когда она оказалась без возможности закрашивать их чёрной краской. Как только немцы установили её личность, они приказали немедленно казнить её. Приговор был приведён в исполнение 17 апреля 1945 года, всего за 18 дней до того, как немцы покинули Нидерланды.

Ханни боролась до конца. Согласно сообщениям, когда два солдата, которым было поручено убить её, выстрелили в неё, она упала, но замертво: они промахнулись. Её последние слова звучали как издевательство над солдатами. Перед тем как её добили, она заявила: «Идиоты! Я и то стреляю лучше вас!»

Что касается Труус и Фредди, то они пережили войну, заработав посттравматическое стрессовое расстройство. Труус погрузилась в искусство, а Фредди вышла замуж и начала заботиться о семье, чтобы справиться с последствиями. Как сказал позже её сын Реми: «Она стреляла в людей. Она ненавидела это. И она ненавидели себя за это». Фредди также утверждала: «Я собственноручно стреляла в них и своими глазами видела, как они падали. Что творилось внутри в этот момент? Желание помочь им подняться».

Труус добавила: «Это было трагично и очень трудно. Мы плакали после каждого убийства. Мы не хотели этого делать. Я родилась не для того, чтобы убивать. Знаете, что это делает с вашей душой?.. Вы теряете всё. Это затмевает прекрасное в жизни».

В конце концов, обе сестры дожили до 92 лет. Труус умерла в июне 2016 года, а Фредди последовала за ней в сентябре 2018 года, за день до своего 93-летия.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх